«С одной стороны, мы многое сохранили, а с другой – потеряли Петипа». Интервью с Вячеславом Самодуровым

Главная » Культура » «С одной стороны, мы многое сохранили, а с другой – потеряли Петипа». Интервью с Вячеславом Самодуровым
Вячеслав Самодуров
08.04.2018

11 марта исполнилось 200 лет со дня рождения Мариуса Петипа – танцовщика, балетмейстера и педагога.

К празднованию круглой даты готовились основательно. И, конечно, под эгидой юбилейного года пройдет Международный фестиваль балета Dance Open. XVII сезон крупного танцевального форума стартует 2 апреля. Его откроет спектакль «Тщетная предосторожность» Екатеринбургского театра оперы и балета.

Наш корреспондент Юлия Зиньковская взяла эксклюзивное интервью у Вячеслава Самодурова – артиста балета, хореографа и художественного руководителя балетной труппы Екатеринбургского театра.

Ю.З. — Расскажите о Вашем знакомстве с Dance Open. Почему именно «Тщетная предосторожность» откроет фестиваль?

В.С. — «Тщетная предосторожность» – это один из моих любимых спектаклей в репертуаре нашего театра. Мощный спектакль, сделанный замечательной командой, гигантами Павлом Гершензоном и Сергеем Вихаревым. «Тщетная предосторожность» сочетает консерватизм и новаторство.

Это очень необычный взгляд на то, как можно работать с классическим наследием сегодня. Спектакль всегда завоевывает сердца зрителей, он очень увлекательный и живой. Наша труппа уже во второй раз принимает участие в Dance Open.

Для Екатеринбургского театра важен и тот факт, что мы второй год подряд открываем фестиваль. У этого смотра всегда очень интересная программа. Я сам планирую остаться на пару дней и постараюсь увезти с собой все самое интересное и новое из того, что увижу в Петербурге.

Ю.З. — Когда речь идет о балетах Мариуса Петипа, часто прибегают к интерпретации. Что Вы берете от старой балетной традиции, а что добавляете?

В.С. — С балетами Петипа, как хореограф, я работал только на примере нашей премьеры – «Пахиты». Над спектаклем должна была трудиться команда «Тщетной предосторожности» – Павел Гершензон, Сергей Вихарев, Лена Зайцева и Алена Пикалова. К сожалению, Сергей Вихарев скоропостижно скончался. Мне пришлось заканчивать начатый им спектакль.

Это был первый раз, когда мне довелось работать с хореографическими нотациями балета Петипа. Я старался сохранить танцевальный текст, поместив его в новую театральную оболочку, предложенную авторами концепции.

Ю.З. — А стал бы современный зритель смотреть «Пахиту» XIX века? И что необычного в новой «Пахите»?

В.С. — Зрители, как и люди, бывают очень разные. Будет народ и на «Пахиту» XIX века, и на «Пахиты» всех других веков. Новый спектакль Екатеринбургского театра – это диалог с прошлым, очень необычный способ работы с классическим наследием, наполненный любовью и иронией. Это увлекательное путешествие по балету Петипа во времени и в пространстве. Такой способ работы с прошлым позволяет открыть новые возможности старого балета и сделать балет более актуальным.

Ю.З. — Балет «Пахита», с которым Мариус Петипа 170 лет назад дебютировал в России как танцовщик и хореограф, вошел в юбилейную программу Екатеринбургского театра. Что можно узнать из спектакля об этом великом хореографе?

В.С. — Та версия «Пахиты», с которой работали мы, – вторая редакция этого спектакля. Если сравнить первую и вторую редакции, то возникает не образ Петипа – седовласого гения, но трудоголика и великого ремесленника, живого человека, который эволюционировал как художник и совершенствовал спектакли как своих современников, так и свои собственные.

Ю.З. — Сталкивались ли Вы с такой проблемой: то, что мы называем искусством Петипа, никакого отношения к его искусству не имеет? Как вычленить оригинальное «лекало» и возобновить то, что было создано им?

В.С. — О, это большая проблема. Она вызывает бесконечное количество споров. Мы так долго смотрели на одни и те же образы, что забыли, что они означают. Само осознание того, что есть «балет Петипа», перезагружается. Мы многое сохранили, но только сейчас начинаем понимать, сколько было потеряно.

Ю.З. — Расскажите о лично Вашем знакомстве с балетами Петипа.

В.С. — Я учился в Академии русского балета им. А. Я. Вагановой. И с первых времен нахождения там мы были окружены понятиями «балет Петипа», «русская классика». Потом я работал в Мариинском театре. Тогда Павел Гершензон и Сергей Вихарев начали реконструировать спектакли по нотациям Н. Г. Сергеева.

В молодости я, конечно, считал репертуар Мариинки священным и неприкосновенным. На данный момент я пришел к тому, что все должно поддаваться ревизии и любая традиция хороша, пока она дышит и развивается. Все, что прекращает движение и переходит в состояние статики, становится излишне консервативным и вымирает.

Ю.З. — Поделитесь, пожалуйста, ближайшими творческими планами.

В.С. — У нас очень насыщенная весна. Наш театр едет на «Золотую Маску». Два очень интересных хореографа – Антон Пимонов и Игорь Булыцын – в первый раз создают балеты для нашей труппы. Затем у нас фестиваль Dance Open и много всего нового. Так что как всегда: времени мало, а работы очень много.

Источник

«С одной стороны, мы многое сохранили, а с другой – потеряли Петипа». Интервью с Вячеславом Самодуровым
Ваша оценка!